Новости 
 
Опубликован комментарий медицинского адвоката Сергея Гришина в Адвокатской газете. Комментируя статью Елены Цыпиной «”Медицинские дела”» (см.: «АГ». 2019. № 13 (294)), автор считает, что приведенные в ней примеры из судебной практики не раскрывают тему комментируемой статьи и уделяет внимание дефиниции дефекта медицинской помощи, соглашаясь с коллегой в том, что отсутствие классификации дефектов медицинской помощи затрудняет проведение медико-организационного и юридического анализа медицинских проблем.
 
 
 
Опубликована статья медицинского адвоката Сергея Гришина в Адвокатской газете. Материал выпуска № 6 (287) 16-31 марта 2019 года. Автор данного отклика на публикацию Дмитрия Гончара «Предмет судебно-медицинских экспертиз» (см.: «АГ». 2019. № 6 (287)) анализирует отдельные положения комментируемой статьи, касающиеся влияния опыта эксперта на содержание экспертной документации, прав пациента на ознакомление с медицинскими документами, доказательственного значения показаний специалиста, участия в процессе лечащего врача, и формулирует вопросы, которые возникают в зависимости от процессуальной отрасли права.

Комментарий адвоката о приписках в медицинской документации опубликован в издании "ФедералПресс". Пациенты узнают через «Госуслуги» о фиктивных визитах к врачам.

Опубликована статья медицинского адвоката Сергея Гришина в Адвокатской газете.
Материал выпуска № 1 (282) 1-15 января 2019 года.
Автор данного отклика на статью Дмитрия Гончара «Значение медицинской документации» (см.: «АГ». 2019. № 1 (282)) уделяет внимание вопросам различия статусов эксперта и специалиста, ведения медицинской документации, порядка ее хранения, значения пояснений больного в ней, медико-экономической экспертизы.

Комментарий медицинского адвоката Сергея Гришина по поводу законодательной инициативы представителя Минздрава России Татьяны Батышевой направлять агрессивных учеников школ в принудительном порядке на обследование к неврологу опубликован на MED Портале.

 

Вопрос - ответ

 

Вопрос: Можно в аптеке вести видеонаблюдение? Надо ли это с кем-то согласовывать и необходимо ли делать предупредительные надписи "Внимание! На объекте ведется видеонаблюдение!"?

Ответ: При внедрении системы видеонаблюдения в аптеке следует учитывать требования законодательства в отношении видеозаписей. Поскольку при видеонаблюдении фиксируются люди (персонал, покупатели), то должно соблюдаться их право на тайну частной жизни.

В соответствии с частью 1 статьи 23 Конституции РФ каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и достоинства. В то же время частью 1 статьи 24 Конституции РФ установлено, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

Отметим, что в соответствии с ч. 1 ст. 11 Федерального закона РФ от 27.07.2006 N 152-ФЗ "О персональных данных" (в ред. от 03.07.3016) к биометрическим персональным данным относятся сведения, которые характеризуют физиологические и биологические особенности человека, на основании которых можно установить его личность и которые используются оператором для установления личности субъекта персональных данных.

Соответственно, в контексте этого Закона отнесение сведений персонального характера к биометрическим персональным данным и их последующая обработка должны рассматриваться в рамках проводимых оператором мероприятий, направленных на установление личности конкретного лица, если иное не предусмотрено федеральными законами и принятыми на их основе нормативными правовыми актами.

Обработка биометрических персональных данных может осуществляться только при наличии согласия в письменной форме субъекта персональных данных, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 11 указанного Закона, предусматривающей исключения, связанные с реализацией международных договоров Российской Федерации о реадмиссии, в связи с осуществлением правосудия и исполнением судебных актов, а также в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации об обороне, о безопасности, о противодействии терроризму, о транспортной безопасности, о противодействии коррупции, об оперативно-розыскной деятельности, о государственной службе, уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации, законодательством Российской Федерации о порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию.

Исходя из определения, установленного Законом "О персональных данных" к биометрическим персональным данным относятся физиологические данные (дактилоскопические данные, радужная оболочка глаз, анализы ДНК, рост, вес и другие), а также иные физиологические или биологические характеристики человека, в том числе, и изображение человека (фотография и видеозапись), которые позволяют установить его личность и используются оператором для установления личности субъекта.

По существу обработки фото- или видеоизображения субъекта персональных данных и распространения на указанную деятельность положений ст. 11 Федерального закона "О персональных данных" необходимо отметить следующее.

В соответствии со ст. 152.1 Гражданского кодекса Российской Федерации обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) допускаются только с согласия этого гражданина. После смерти гражданина его изображение может использоваться только с согласия его законных представителей (супруги, дети, родители). Такое согласие не требуется в частности, когда изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования.

Роскомнадзором 02.09.2013 г. были даны разъяснения по вопросам отнесения фото-, видеоизображений, дактилоскопических данных и иной информации к биометрическим персональным данным и особенностей их обработки.

В разъяснениях изложена позиция ведомства в отношении материалов видеосъемки в публичных местах и на охраняемой территории. Так, по мнению ведомства, до передачи их для установления личности снятого человека они не являются биометрическим персональными данными, обработка которых регулируется общими положениями Федерального закона "О персональных данных", поскольку не используются оператором (владельцем видеокамеры или лицом, организовавшим ее эксплуатацию) для установления личности. Однако, указанные материалы, используемые органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и следствие в рамках проводимых мероприятий, являются биометрическими персональными данными, в случае, если целью их обработки является установление личности конкретного физического лица.

Необходимо отметить, что при ведении видеонаблюдения в рабочих помещениях оператора с целью фиксации возможных действий противоправного характера согласно ст. 74 Трудового кодекса Российской Федерации работники должны быть уведомлены об изменении условий трудового договора по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда (введением видеонаблюдения), под роспись.

Вместе с тем, посетители указанных публичных мест также должны заранее предупреждаться их администрацией о возможной фото-, видеосъемке, соответствующими текстовыми и/или графическими предупреждениями. При соблюдении указанных условий согласие субъектов на проведение указанных мероприятии не требуется.

Видеонаблюдение может осуществляться только для конкретных и заранее определенных целей. Эти цели должны быть обусловлены соответствующими нормативными правовыми актами, устанавливающими правовые основания видеонаблюдения (видеосъемки).

Так, если видеонаблюдение осуществляется в целях охраны имущества аптечной организации, то следует руководствоваться положениями статьи 3 Закона РФ от 11.03.1992 N 2487-1 "О частной детективной и охранной деятельности в РФ" (в ред. от 03.07.2016), согласно которой видеонаблюдение относится к техническому средству охраны. Физическим и юридическим лицам, не имеющим правового статуса частного детектива, частного охранника или частной охранной организации, запрещается оказывать подобные услуги.

Положениями части 3 статьи 12 названного закона отмечается, что в случае оказания охранных услуг с использованием видеонаблюдения, а также оказания охранных услуг в виде обеспечения внутриобъектового и (или) пропускного режимов персонал и посетители объекта охраны должны быть проинформированы об этом посредством размещения соответствующей информации в местах, обеспечивающих гарантированную видимость в дневное и ночное время, до входа на охраняемую территорию. Такая информация должна содержать сведения об условиях внутриобъектового и пропускного режимов.

Кроме того, необходимо отдельно отметить случаи открытого наблюдения, которое ведется в целях обеспечения прав пациентов, клиентов, потребителей при осуществлении тех или иных услуг населению (например, медицинских или по производству продуктов питания), путем установления видеокамер направленных на рабочие места сотрудников с целью осуществления контроля качества предоставляемых услуг.

В целях установления дополнительных гарантий соблюдения прав как потребителей (пациентов, клиентов), а также самих работников и сотрудников должны быть приняты внутренние документы, которыми должны быть предусмотрены порядок и сроки хранения видеозаписей, а также ответственные лица, имеющие доступ к системе видеонаблюдения. Также необходимо предусмотреть возможность информирования о системе видеонаблюдения путем размещения информационных табличек в зонах видимости камер.

Исходя из изложенного выше, а также руководствуясь разъяснениями Роскомнадзора, можно сделать вывод, что для осуществления видеонаблюдения в торговом зале аптечной организации нет необходимости уведомлять это ведомство об осуществлении обработки персональных данных аптекой и согласовывать с органами власти установку системы видеонаблюдения. Однако при установке такой системы необходимо уведомление посетителей о ведении наблюдения в помещении, например, указанным в тексте вопроса способом. 

Вопрос: Какая продолжительность рабочей недели главного врача частной медицинской клиники, заместителя главного врача и старшей медицинской сестры?

Ответ: В соответствии с нормой статьи 350 Трудового кодекса РФ для медицинских работников в общем случае устанавливается сокращенная продолжительность рабочего времени не более 39 часов в неделю. При этом независимо от формы собственности медицинской организации в зависимости исключительно от специализации медицинской организации, характера работы, должности и (или) специальности медицинского работника продолжительность его рабочего времени определяется Постановлением Правительством РФ от 14.02.2003 N 101 "О продолжительности рабочего времени медицинских работников в зависимости от занимаемой ими должности и (или) специальности" (в ред. от 24.12.2014).
В соответствии с пунктом 1 указанного Постановления для отдельных категорий медицинских работников устанавливается сокращенная продолжительность рабочего времени в зависимости от занимаемой ими должности и (или) специальности:
- 36 часов в неделю - по перечню согласно приложению N 1 к Постановлению;
- 33 часа в неделю - по перечню согласно приложению N 2 к Постановлению;
- 30 часов в неделю - по перечню согласно приложению N 3 к Постановлению;
- 24 часа в неделю - для медицинских работников, непосредственно осуществляющих гамма-терапию и экспериментальное гамма-облучение гамма-препаратами в радиоманипуляционных кабинетах и лабораториях.

Вопрос: Наша организация представляет собой сеть частных медицинских клиник. К нам обратилась компания с предложением перевезти часть нашего медицинского персонала на аутсорсинг для уменьшения кадровых затрат. В настоящее время кадровый аутсорсинг широко практикуется, но речь идет именно о медицинском персонале. Является ли этот вид трудовых отношений законным и какими нормативными документами регламентируется?

Ответ: В вопросе идет речь не об аутсорсинге, а о договоре аутстаффинга.
По договору аутстаффинга (о предоставлении персонала) одна организация (исполнитель) предоставляет в распоряжение другой организации специалистов необходимой квалификации для исполнения определенных функций в интересах этой другой организации. При этом организация, предоставляющая персонал, не принимает на себя обязательств по оказанию каких-либо услуг. Единственной ее обязанностью является предоставление квалифицированного персонала. Оплата за такой персонал устанавливается в заранее определенной сумме и не зависит от фактически выполненного этим персоналом объема услуг. Документом, подтверждающим фактическое выполнение обязательств, предусмотренных договором о предоставлении персонала, является акт (или иной документ) о предоставлении персонала.
Под аутсорсингом же понимается передача организацией некоторых непрофильных функций специализированной компании. Наиболее часто на аутсорсинг передаются ведение бухгалтерского и налогового учета, расчет заработной платы, административная IT-поддержка, уборка офиса, служба безопасности и др.
Российским трудовым и гражданским законодательством отношения, возникающие при предоставлении персонала (аутстаффинге), не регламентированы. Следовательно, заключить договор аутстаффинга, т.е. оказания услуг по предоставлению персонала, можно на основании статьи 421 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ), позволяющей заключать любые соглашения, которые не противоречат действующему законодательству. Причем стороны могут заключить и смешанный договор, в котором содержатся элементы различных их видов. По своей сути отношения, возникающие при предоставлении персонала, различны: между аутстаффером и организацией-заказчиком - гражданско-правовые, а между аутстаффером и работниками - трудовые.
При заключении договора между заказчиком и аутстаффером, последний, как правило, берет на себя все обязательства по ведению кадрового учета зачисляемого в свой штат персонала, выплате заработной платы, решению спорных вопросов и конфликтных ситуаций с сотрудниками, оформлению обучения, страхования (медицинского, жизни, от несчастного случая и др.), по проведению аттестации сотрудников, инструктажа по технике безопасности, а также по оплате больничных листов и проведению обязательных медосмотров.
Особое внимание должно быть уделено вопросам обеспечения охраны труда и технике безопасности, проблемам компенсации возможного ущерба от неправильных действий наемных сотрудников. Кроме этого должны быть определены зоны ответственности каждой из сторон. Обязательным приложением к договору являются списки выводимых за штат сотрудников с указанием их личных данных, описанием функций, ответственности и компенсаций.
НК РФ прямо предусматривает возможность оказания услуг по предоставлению персонала. Об этом свидетельствует содержание абзаца 6 подпункта 4 пункта 1 статьи 148, подпункта 19 пункта 1 статьи 264, пункта 7 статьи 306. Для компании-заказчика расходы на эти услуги уменьшают налоговую базу по налогу на прибыль.
Обращаем внимание, что в медицинской организации весь медицинский персонал не может быть привлечен по договору аутстаффинга, так как в соответствии с подпунктом "д" пункта 4 и пунктом 5 утвержденного Постановлением Правительства РФ от 16.04.2012 N 291 (в ред. от 15.04.2013) "Положением о лицензировании медицинской деятельности", соискатель лицензии и лицензиат для осуществления медицинской деятельности должны иметь в наличии работников, заключивших с медицинской организацией трудовые договоры, имеющих среднее, высшее, послевузовское и (или) дополнительное медицинское или иное необходимое для выполнения заявленных работ (услуг) профессиональное образование и сертификат специалиста (для специалистов с медицинским образованием).
По нашему мнению, норма подпункта "д" пункта 4 Положения о лицензировании медицинской деятельности не запрещает медицинской организации кроме штатных медицинских работников привлекать специалистов по гражданско-правовым договорам, в том числе, и по договорам аутстаффинга.
Таким образом, медицинская организации должна иметь как минимум двух штатных медицинских работников, а остальных работников соответствующей квалификации можно набирать по договору аутстаффинга.

Вопрос: По лечению детей в стоматологической клинике. Какие документы (договор на медицинские услуги, ИДС, акт выполненных работ) до скольких лет, за ребенка подписывает его родитель? При переходе ребенка в статус взрослого, необходимо ли клинике переподписать с ним документы (договор на медицинские услуги и т.д.) для продолжения лечения? Какие?

Ответ: Возможность заключать договора относится к дееспособности гражданина, которая по общему правилу в полном объеме приобретается с момента совершеннолетия, то есть с восемнадцати лет. Согласно пункту 1 статьи 28 ГК РФ за несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет (малолетних), сделки, за некоторыми исключениями указанными далее в этой же статье, могут совершать от их имени только их родители, усыновители или опекуны.
В соответствии с пунктом 1 статьи 26 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет совершают сделки, за некоторыми исключениями, названными в пункте 2 данной статьи, с письменного согласия своих законных представителей - родителей, усыновителей или попечителя. Сделка, совершенная таким несовершеннолетним, действительна также при ее последующем письменном одобрении его родителями, усыновителями или попечителем.
В некоторых случаях, несовершеннолетний, достигший шестнадцати лет, может являться полностью дееспособным либо в связи со вступлением в брак до достижения совершеннолетия (пункт 2 статьи 21 ГК РФ) или в связи с эмансипацией - объявлением полностью дееспособным (статья 27 ГК РФ). Объявление несовершеннолетнего полностью дееспособным (эмансипация) производится по решению органа опеки и попечительства - с согласия обоих родителей, усыновителей или попечителя либо при отсутствии такого согласия - по решению суда. В этом случае он заключает договора без одобрения родителей, усыновителей или попечителей.
Оформление информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство регулируется статьей 20 и пунктом 2 статьи 54 Федерального закона РФ от 21.11.2011 N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" (ред. от 03.04.2017), в соответствии с которой несовершеннолетние в возрасте старше пятнадцати лет имеют право на информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство или на отказ от него в соответствии с данным Федеральным законом, за исключением случаев оказания им медицинской помощи в соответствии с частями 2 и 9 статьи 20 названного Федерального закона. В соответствии с п. 2 ст. 20 этого же закона информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство дает один из родителей или иной законный представитель в отношении ребенка до пятнадцати лет.
Таким образом, в случае заключения договора от имени несовершеннолетнего его законным представителем и последующего его взросления и перехода в другой правовой статус, фактически получается, что сделка ранее была заключена им с согласия законных представителей, а при дальнейшем его обращении за медицинскими услугами, он лишь подтверждает ранее заключенный договор. В таком случае, по-нашему мнению, заключение нового договора не требуется. Акты выполненных работ и иные документы после достижения совершеннолетия подписывать вправе сам пациент.

Вопрос: Какая медицинская карта должна использоваться на амбулаторном приеме в коммерческой клинике?При проведении плановой проверки нам было указано, что медицинская карта амбулаторного больного должна соответствовать Приказу МЗиСР РФ от 22.11.2004 N 255 "О порядке оказания первичной медико-санитарной помощи гражданам, имеющим право на получение социальных услуг", поскольку в Инструкции по заполнению учетной формы N 025/у-04 "Медицинская карта амбулаторного больного" (приложение N 8) указано, что она заполняется "на всех больных.......". Однако мы считаем, что Приказ N 255 неверно трактуется по отношению к частной клинике, в которой нет пациентов, получающих государственную социальную помощь. По нашему мнению, после отмены Приказа МЗ РФ от 26.02.2003 N 67 это "медицинская карта амбулаторного больного" N 25/у-87 (приложение N 1) (Приказ МЗ ССР от 31.12.1987 N 1338 "О введении новой формы медицинской карты амбулаторного больного").

Ответ: Приказом Минздравсоцразвития РФ от 22.11.2004 N 255 "О порядке оказания первичной медико-санитарной помощи гражданам, имеющим право на получение набора социальных услуг" утверждены, в частности, Учетная форма N 025/у-04 "Медицинская карта амбулаторного больного" (приложение 2), а также "Инструкция по заполнению учетной формы N 025/у-04 "Медицинская карта амбулаторного больного" (приложение 8).
Согласно нормам указанной выше Инструкции "Медицинская карта амбулаторного больного" является основным первичным медицинским документом больного, лечащегося амбулаторно или на дому, и заполняется на всех больных при первом обращении за медицинской помощью в данное лечебное учреждение. При этом специально подчеркивается, что карты граждан, имеющих право на получение набора социальных услуг, маркируются литерой "Л".
Из процитированных норм Инструкции прямо и однозначно следует, что не маркированные литерой "Л" медицинские карты формы N 025/у-04 заполняются на амбулаторных больных, не имеющих права на получение набора социальных услуг.
Что касается утвержденных Приказом Минздрава СССР от 31.12.1987 N 1338 "О введении новой формы медицинской карты амбулаторного больного" (в ред. от 29.02.88) формы медицинской карты амбулаторного больного ф. N 025/у-87 (Приложение 1) и Типовую инструкции по ведению новой формы медицинской карты амбулаторного больного - ф. N 025/у-87 (Приложение 2), то согласно пункту 3 данного Приказа он, фактически вносит изменение в "Список (Перечень) форм первичной медицинской документации", введенной Приказом Минздрава СССР от 04.10.1980 N 1030 "Об утверждении форм первичной медицинской документации учреждений здравоохранения", который был признан утратившим силу Приказом Минздрава СССР от 05.10.1988 N 750 "О признании утратившими силу нормативных актов Минздрава СССР".
Письмом Минздравсоцразвития РФ от 30.11.2009 N 14-6/242888 было сообщено, что после отмены Приказа N 1030 не было издано нового альбома образцов учетных форм, в связи с этим учреждения здравоохранения по рекомендации Минздрава России использовали в своей работе для учета деятельности бланки, утвержденные данным документом. Однако данное сообщение касалось документов, новые учетные формы которых не были утверждены российским законодательством.
Таким образом, по нашему мнению, в настоящее время действующей на территории Российской Федерации следует считать именно Учетную форму N 025/у-04 "Медицинская карта амбулаторного больного", утвержденную Приказом Минздравсоцразвития РФ от 22.11.2004 N 255 "О порядке оказания первичной медико-санитарной помощи гражданам, имеющим право на получение набора социальных услуг".

Вопрос: Имеет ли Клиника право расторгнуть договор с Пациентом, если он принял решение о частичном выполнении предложенного плана лечения? На основании чего у Клиники наступает такое право? Не нарушает ли Клиника в таком случае законодательство? Достаточно ли в пункте договора с Пациентом условий: "Исполнитель имеет право: расторгнуть данный договор по инициативе Пациента, при несогласии Пациента с предложенным Исполнителем планом лечения, его стоимостью, внесенными Исполнителем в план лечения изменениями по содержанию, срокам и стоимости медицинских услуг, при невозможности оказать в данном клиническом случае необходимую Пациенту медицинскую услугу, а также в случае принятия Пациентом решения о частичном выполнении плана лечения"?

Ответ: При оказании медицинской помощи следует руководствоваться основными принципами охраны здоровья граждан, которые изложены в статье 4 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" (в ред. от 03.07.2016). В частности, в статье указаны такие позиции как приоритет интересов пациента при оказании медицинской помощи и недопустимость отказа в оказании медицинской помощи. Эти принципы расшифрованы соответственно в статьях 6 и 11 названного закона. Так, приоритет интересов пациента при оказании медицинской помощи реализуется путем соблюдения этических и моральных норм, а также уважительного и гуманного отношения со стороны медицинских работников и иных работников медицинской организации; оказания медицинской помощи пациенту с учетом его физического состояния и с соблюдением по возможности культурных и религиозных традиций пациента и ряда других мер.
Отказ в оказании медицинской помощи не допускается в соответствии с программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи и взимание платы за ее оказание медицинской организацией, участвующей в реализации этой программы, и медицинскими работниками такой медицинской организации. Также нельзя отказывать в медицинской помощи в экстренной форме.
Тем не менее, согласно пункту 3 статьи 70 названного закона лечащий врач по согласованию с соответствующим должностным лицом (руководителем) медицинской организации (подразделения медицинской организации) может отказаться от наблюдения за пациентом и его лечения, а также уведомить в письменной форме об отказе от проведения искусственного прерывания беременности, если отказ непосредственно не угрожает жизни пациента и здоровью окружающих. В случае отказа лечащего врача от наблюдения за пациентом и лечения пациента, а также в случае уведомления в письменной форме об отказе от проведения искусственного прерывания беременности должностное лицо (руководитель) медицинской организации (подразделения медицинской организации) должно организовать замену лечащего врача.
Согласно части 4 статьи 84 этого же закона платные медицинские услуги могут оказываться в полном объеме стандарта медицинской помощи либо по просьбе пациента в виде осуществления отдельных консультаций или медицинских вмешательств, в том числе в объеме, превышающем объем выполняемого стандарта медицинской помощи. Согласно статье 19 закона пациенты вправе отказаться от медицинского вмешательства. С другой стороны согласно статье 27 того же закона граждане, находящиеся на лечении, обязаны соблюдать режим лечения, в том числе определенный на период их временной нетрудоспособности, и правила поведения пациента в медицинских организациях.
Основным документом, регламентирующим оказание платных медицинских услуг является Постановление Правительства РФ от 04.10.2012 N 1006 "Об утверждении Правил предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг" (далее - Правила), принятое в развитие части 7 статьи 84 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" (в ред. от 03.07.2016) и статьи 39.1 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" (в ред. от 03.07.2016). Также к договорным отношениям по оказанию платных медицинских услуг применяются нормы гражданского законодательства.
В соответствии с абзацем вторым части 2 статьи 310 ГК РФ в случае, если исполнение обязательства связано с осуществлением предпринимательской деятельности не всеми его сторонами, право на одностороннее изменение его условий или отказ от исполнения обязательства может быть предоставлено договором лишь стороне, не осуществляющей предпринимательской деятельности, за исключением случаев, когда законом или иным правовым актом предусмотрена возможность предоставления договором такого права другой стороне.
В соответствии с пунктом 2 статьи 779 ГК РФ к оказанию медицинских услуг применимы нормы главы 39 Гражданского кодекса РФ, регулирующие отношения возмездного оказания услуг. Согласно пункту 2 статьи 782 ГК РФ исполнитель вправе отказаться от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг лишь при условии полного возмещения заказчику убытков. При этом в кодексе не уточняется, является лишь исполнитель, стороной осуществляющей предпринимательскую деятельность.
Если обратиться к Закону Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" (в ред. от 03.07.2016), то согласно статье 36 этого документа исполнитель обязан своевременно информировать потребителя о том, что соблюдение указаний потребителя и иные обстоятельства, зависящие от потребителя, могут снизить качество выполняемой работы (оказываемой услуги) или повлечь за собой невозможность ее завершения в срок.
Если потребитель, несмотря на своевременное и обоснованное информирование исполнителем, в разумный срок не заменит непригодный или недоброкачественный материал, не изменит указаний о способе выполнения работы (оказания услуги) либо не устранит иных обстоятельств, которые могут снизить качество выполняемой работы (оказываемой услуги), исполнитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работы (оказании услуги) и потребовать полного возмещения убытков.
В соответствии со статьей 39.1 названного закона полномочия по установлению правил оказания отдельных видов услуг, выполнения отдельных видов работ потребителям делегированы Правительству Российской Федерации.
Обязанность об информировании потребителя продублирована в пункте 15 Правил, согласно которой до заключения договора исполнитель в письменной форме уведомляет потребителя (заказчика) о том, что несоблюдение указаний (рекомендаций) исполнителя (медицинского работника, предоставляющего платную медицинскую услугу), в том числе назначенного режима лечения, могут снизить качество предоставляемой платной медицинской услуги, повлечь за собой невозможность ее завершения в срок или отрицательно сказаться на состоянии здоровья потребителя.
Пунктом 22 названных Правил предусмотрен случай расторжения договора при отказе потребителя после заключения договора от получения медицинских услуг. Исполнитель информирует потребителя (заказчика) о расторжении договора по инициативе потребителя, при этом потребитель (заказчик) оплачивает исполнителю фактически понесенные исполнителем расходы, связанные с исполнением обязательств по договору.
При этом право исполнителя на расторжение договора в Правилах не упоминается. Если же изучить правила оказания иных услуг, к примеру, оказания гостиничных, телефонной связи, то в этих документах предусматривается право исполнителя на расторжение договора.
Следует обратить внимание на пункт 28 Правил, согласно которому платные медицинские услуги предоставляются при наличии информированного добровольного согласия потребителя (законного представителя потребителя), данного в порядке, установленном законодательством Российской Федерации об охране здоровья граждан. Согласно части 1 статьи 20 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" (в ред. от 03.07.2016) необходимым предварительным условием медицинского вмешательства является дача информированного добровольного согласия гражданина или его законного представителя на медицинское вмешательство на основании предоставленной медицинским работником в доступной форме полной информации о целях, методах оказания медицинской помощи, связанном с ними риске, возможных вариантах медицинского вмешательства, о его последствиях, а также о предполагаемых результатах оказания медицинской помощи. Частью 4 названной статьи предусмотрен отказ гражданина от медицинского вмешательства. В таком случае ему, в доступной для него форме должны быть разъяснены возможные последствия такого отказа.
Из приведенных выше норм законодательства можно сделать вывод, что расторжение договора с пациентом из-за отказа полностью соблюдать им план лечения по инициативе медицинской организации действующим законодательством не предусмотрено. Правоприменительной практики по данному вопросу еще не сложилось. Включение в договор условий об одностороннем расторжении договора исполнителем могут быть признаны недействительными, как ущемляющие прав потребителя (Решение Арбитражного суда Свердловской области от 25.02.2016 по делу N А60-46953/2015).

Вопрос: Должны ли специалисты частной клиники оказывать бесплатно экстренную и неотложную медицинскую помощь бесплатно?

Ответ: Обязанность медицинской организации оказывать гражданину экстренную медицинскую помощь установлена частью 2 статьи 11 Федерального закона РФ от 21.11.2011 N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" (в ред. от 25.06.2012) Согласно указанной норме Закона отказ в оказании гражданину экстренной медицинской помощи не допускается. Обязанности бесплатного оказания неотложной медицинской помощи действующее законодательство не устанавливает.
При этом Закон не делает каких-либо различий между медицинскими организациями различных форм собственности.
Следовательно, отказ частной медицинской организации в оказании экстренной медицинской помощи больному (раненому) гражданину в случае, если такой отказ повлечет за собой причинение вреда здоровью гражданина средней тяжести ил тяжкий вред здоровью или же смерть гражданина, может быть квалифицирован правоохранительными органами как преступление, санкции за которое предусмотрены статьей 124 Уголовного кодекса РФ за неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом или со специальным правилом. Минимальное наказание за такое деяние составляет штраф в размере до сорока тысяч рублей, налагаемый на установленных судом виновных должностных лиц и/или конкретных медицинских работников организации, максимальное - лишение свободы указанных лиц на срок до четырех лет с лишением права занимать врачебные должности или заниматься медицинской деятельностью на срок до трех лет или без такового.
Кроме того, потерпевший и/или его родственники, в случае если вина медицинской организации и конкретных виновных лиц будет установлена судом, вправе потребовать выплаты ущерба вследствие вреда здоровью или смерти потерпевшего, причиненными бездействием указанных лиц.

Вопрос: Я являюсь руководителем частной клиники. Своей лаборатории в клинике нет, но при необходимости мы проводим экспресс-диагностику некоторых анализов. Есть ли необходимость в получении дополнительной лицензии на занятие указанной деятельностью?

Ответ: Вне зависимости от того, какими методами осуществляется проведение анализов в вашей клинике, безусловно, вы осуществляете диагностические мероприятия.
В соответствии со ст. 17 Федерального закона Российской Федерации от 8.08. 2001 г. N 128-ФЗ в ред. от 02.07.2005 г. "О лицензировании отдельных видов деятельности" любая медицинская деятельность подлежит лицензированию. Согласно Положению о лицензировании медицинской деятельности (утверждено постановлением Правительства РФ от 04.07.2002 г. N 499 в ред. от 04.02.2003 г) медицинская деятельность помимо амбулаторно-поликлинической, стационарной и т.п. медицинской помощи включает в себя и проведение диагностических мероприятий.
В соответствии с Номенклатурой работ и услуг по оказанию медицинской помощи (утвержденной Приказом Минздрава РФ от 26.07.2002 г. N 238 в ред. от 22.10.2003 г. "Об организации лицензирования медицинской деятельности") вам следует получить лицензию на выполнение работ и услуг по лабораторной диагностике.
В настоящий момент согласно Положению о Федеральной службе по надзору в сфере здравоохранения и социального развития (утверждено Постановлением Правительства РФ от 30.06.2004 г. N 323 в ред. от 12.08.2004 г.) лицензирование медицинской деятельности осуществляется непосредственно Федеральной службой по надзору в сфере здравоохранения и социального развития или ее территориальными органами на территории соответствующего субъекта.

Вопрос: Колл-центр производит обзвон потенциальных клиентов. В какой форме должно быть получено согласие абонента на получение информации?

Ответ: Согласие абонента может быть выражено в любой форме, достаточной для его идентификации и подтверждения волеизъявления на получение рекламы от указанного колл-центра.

Обоснование: Распространение рекламы по сетям электросвязи, в том числе посредством использования телефонной, факсимильной, подвижной радиотелефонной связи, допускается только при условии предварительного согласия абонента или адресата на получение рекламы.

При этом реклама признается распространенной без предварительного согласия абонента или адресата, если рекламораспространитель не докажет, что такое согласие было получено.

Не допускается использование сетей электросвязи для распространения рекламы с применением средств выбора и (или) набора абонентского номера без участия человека (автоматического дозванивания, автоматической рассылки) (ч. 1 и 2 ст. 18 Федерального закона от 13.03.2006 N 38-ФЗ "О рекламе" (далее - Закон о рекламе)).

В п. 15 Постановления Пленума ВАС РФ от 08.10.2012 N 58 "О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами Федерального закона "О рекламе" содержится разъяснение, согласно которому Закон о рекламе не определяет порядок и форму получения предварительного согласия абонента на получение рекламы по сетям электросвязи.

Следовательно, согласие абонента может быть выражено в любой форме, достаточной для его идентификации и подтверждения волеизъявления на получение рекламы от конкретного рекламораспространителя.

При этом бремя доказывания факта получения согласия абонента лежит на рекламораспространителе.

Таким образом, при осуществлении звонков потенциальным клиентам от них до начала распространения рекламы должно быть получено согласие на получение информации (распространение рекламы), выраженное в любой форме, достаточной для его идентификации и подтверждения волеизъявления на получение рекламы от данного колл-центра. По нашему мнению, согласие может быть получено также устно по телефону при условии наличия записи разговора и возможности ее представления по запросу. Также принимается во внимание наличие утвержденного алгоритма телефонных разговоров, предполагающего получение согласия на распространение рекламы.

Так, например, Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 27.06.2008 N 17АП-3066/2008-АК по делу N А71-9977/2007 отметил: алгоритм разговора не содержит указания на то, что абоненту, прежде чем дать свое согласие на контакт или отказаться от него, оператор излагает фактическую цель звонка, в частности распространить рекламу.

Вопрос: Медицинская организация согласно приложению к лицензии на осуществление медицинской деятельности имеет право осуществлять только доврачебную медицинскую помощь. Какие в данном случае лекарственные препараты наша аптечная организация имеет право им отпускать?


Ответ: В соответствии с пунктом 1 утвержденных Приказом Минздрава РФ от 11.07.2017 N 403н "Правил отпуска лекарственных препаратов для медицинского применения, в том числе иммунобиологических лекарственных препаратов, аптечными организациями, индивидуальными предпринимателями, имеющими лицензию на фармацевтическую деятельность" аптечные организации могут отпускать лекарственные препараты для медицинского применения, в том числе иммунобиологических лекарственных препаратов, физическим лицам без рецепта и (или) по рецепту на лекарственный препарат, выписанному в установленном порядке медицинскими работниками, а также по требованиям-накладным организации, осуществляющей медицинскую деятельность (медицинской организации), или индивидуального предпринимателя, имеющего лицензию на медицинскую деятельность.

Требования к отпуску лекарственных препаратов по требованиям-накладным медицинских организаций, индивидуальных предпринимателей, имеющих лицензию на медицинскую деятельность, установлены

Разделом III указанных Правил.

Каких-либо ограничений на отпуск лекарственных препаратов по требованиям-накладным в зависимости от перечисленных в приложении к лицензии медицинской организации видов работ (услуг), составляющих медицинскую деятельность, ни указанные выше

Правила, ни какие-либо и иные нормативно-правовые акты в сфере обращения лекарственных средств не содержат.

Отметим также, что согласно

пункту 11 статьи 2 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" (в ред. от 07.03.2018) "медицинская организация" - юридическое лицо независимо от организационно-правовой формы, осуществляющее в качестве основного (уставного) вида деятельности медицинскую деятельность на основании лицензии, выданной в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о лицензировании отдельных видов деятельности. Положения настоящего Федерального закона, регулирующие деятельность медицинских организаций, распространяются на иные юридические лица независимо от организационно-правовой формы, осуществляющие наряду с основной (уставной) деятельностью медицинскую деятельность, и применяются к таким организациям в части, касающейся медицинской деятельности. В целях данного Федерального закона к медицинским организациям приравниваются индивидуальные предприниматели, осуществляющие медицинскую деятельность.

Следовательно,

Закон считает медицинской организацией любую организацию или индивидуального предпринимателя, имеющих лицензию на медицинскую деятельность, независимо от номенклатуры оказываемых ими работ (услуг), составляющих медицинскую деятельность.

Таким образом, из действующих норм законодательства следует, что аптечная может отпускать, фактически, любые лекарственные препараты по требованиям-накладным, выписанным в порядке, установленном указанными выше "

Правилами отпуска лекарственных препаратов для медицинского применения, в том числе иммунобиологических лекарственных препаратов, аптечными организациями, индивидуальными предпринимателями, имеющими лицензию на фармацевтическую деятельность".

Вопрос: Работник записал на диктофон разговор с работодателем (без предупреждения) - в разговоре работнику предлагали уволиться. Может ли работник без предупреждения записывать разговор и этой записью доказывать об оказанном давлении?

Ответ: Трудовой спор между работником и работодателем (при его возникновении) будет разбираться в суде. Только суд будет принимать решение, какими доказательствами могут быть установлены те или иные факты.

Правовое обоснование: Согласно ст. 352 Трудового кодекса РФ каждый имеет право защищать свои трудовые права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Статья 391 ТК РФ устанавливает, что непосредственно в судах рассматриваются индивидуальные трудовые споры по заявлениям работника.

В соответствии со ст. 55 Гражданского процессуального кодекса РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

Обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами (ст. 60 ГПК РФ).

Вопрос: Возможна ли запись переговоров на диктофон без предварительного уведомления и согласия другой стороны? Будет ли являться нарушением законодательства запись телефонных разговоров работников организации с клиентами и иными лицами?

Ответ: В рассматриваемых ситуациях не прослеживается какого-либо нарушения действующих норм законодательства. Однако следует обратить особое внимание на то, что запись, хранение и любые иные операции с информацией, содержащей персональные данные, осуществляется только с согласия субъекта таких данных.

Обоснование: Законодательством установлены отдельные виды информации, доступ к которой без согласия обладателя соответствующей информации неправомерен (в том числе информация, составляющая коммерческую тайну, персональные данные, сведения о частной жизни лица). Сведения, которые не отнесены к информации ограниченного доступа, могут беспрепятственно собираться, использоваться и распространяться любым лицом (п. 1 ст. 3, ч. 1 ст. 5 Федерального закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" (далее - Закон об информации)).

Поскольку в процессе переговоров каждый из участников добровольно сообщает остальным участникам информацию, обладателем которой он является, получение такой информации другими участниками переговоров не должно рассматриваться как незаконный доступ к ней (Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 06.12.2016 N 35-КГ16-18).

Исключением из данного правила являются персональные данные, то есть любые сведения, относящиеся к конкретному физическому лицу (п. 1 ст. 3 Федерального закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ "О персональных данных" (далее - Закон о персональных данных)).
Для совершения любых действий с указанными данными по общему правилу необходимо получение согласия от их обладателя (п. 3 ст. 3, п. 1 ч. 1 ст. 6 Закона о персональных данных). Нарушение установленного порядка сбора, хранения, использования или распространения персональных данных, согласно ст. 13.11 Кодекса РФ об административных правонарушениях, составляет состав административного правонарушения. Субъект персональных данных, кроме того, может потребовать возмещения убытков, полученных в результате нарушения его прав, а также компенсации причиненного ему морального вреда (ч. 2 ст. 17, ч. 2 ст. 24 Закона о персональных данных).

Необходимо отметить, что лицо, которым была получена информация ограниченного доступа, обязано сохранить ее конфиденциальность, то есть не сообщать ее другим лицам без согласия обладателя (п. 7 ст. 2, ч. 2 и 4 ст. 9 Закона об информации). Нарушение такой обязанности также влечет за собой административную ответственность (ст. 13.14 КоАП РФ). Обладатель такой информации вправе также потребовать возмещения убытков, причиненных в результате ее разглашения, и компенсации морального вреда (ч. 2 ст. 17 Закона об информации, ст. 151 Гражданского кодекса РФ).

Приведенные выше требования в полном объеме применимы и к записи телефонных разговоров работников организации с ее клиентами, а также третьими лицами. Поскольку такие разговоры с высокой долей вероятности содержат персональные данные, рекомендуется до начала разговора уведомить клиента или третье лицо о возможности такой записи, указав ее цель (ст. 5 Закона о персональных данных). Продолжение лицом телефонного разговора после такого уведомления может рассматриваться как его согласие на обработку его персональных данных (ч. 1 ст. 9 Закона о персональных данных).

Согласие работников организации на обработку их персональных данных в связи с записью телефонных разговоров не обязательно, если обработка этих данных осуществляется в целях контроля качества выполняемой работы (п. 5 ч. 1 ст. 6 Закона о персональных данных, п. 1 ст. 86 Трудового кодекса РФ). Однако, учитывая то, что такая запись фактически может содержать персональные данные в большем объеме, чем это требуется для достижения указанной цели, необходимо прописать правила записи телефонных разговоров работников с клиентами во внутреннем документе организации, ознакомив с ними работников под подпись (Апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 08.10.2014 по делу N 33-6688/2014).

Стоит отметить, что после достижения целей обработки персональных данных или в случае отсутствия необходимости в достижении таких целей персональные данные необходимо уничтожить или обезличить (ч. 7 ст. 5 Закона о персональных данных).

  • +7 985 226 86 87